image

г. Саратов - 79 г

Троллейбус кряхтел и стучал по отполированным наростам снега и льда на дороге. Я ехал, держась за поручень у средних дверей и надеялся, что направление мной выбрано правильно, и я окажусь где-то рядом с центральными улицами. Спрашивать, как проехать в центр, мне не хотелось. Остановки были часты, в троллейбусе было не очень тесно. Люди входили и выходили поспешно и молчаливо.
      Старик худой и скудно одетый неловко пытался взобраться в дверь рядом со мной. В одной руке его была сумка, в другой палка. Он хромал, и я машинально сделал движение, чтобы помочь ему. Неодобрительно окинув меня взглядом, он что-то пробурчал и стал на подножке.
      Дверь закрылась, троллейбус двинулся. Из сумки старика выскользнул свежий батон хлеба и упал на пол в грязный талый снег под ногами. Я поспешно поднял батон. На нем грязных следов было больше, чем можно было ожидать. Перчаткой я постарался счистить грязь.
      — Ничего, съем, невелика беда, — сказал старик. Он взял батон и старался положить между ручками сумки. Пальцы его никак не могли их крепко сжать — ручки были короткими, и батон меж ними не вмещался.
      — Вам неудобно на подножке, — сказал я.
      Он неловко опирался на свою палку и локтем держался за боковую перекладину около дверей. Там сидела средних лет полная женщина. Она была недовольна тем, что локоть старика мог задеть ее плечо. Несколько раз она недовольно оборачивалась.
      Старик трясся на подножке и не замечал ее. Он что-то говорил в свою сумку. Сидящие безучастно смотрели каждый в свою точку. Проехали остановку. Вошла женщина с девочкой лет шести. Батон выскользнул и покатился по троллейбусной жиже. Старик оцепенело посмотрел на него. Троллейбус стучал днищем. Я поднял батон, он взял его.
      — Спасибо, — сказал старик.
      — Пожалуйста, — ответил я.
      Палка мешала ему, сумка тоже. Он пытался пристроить батон между ручками сумок. На этот раз тот упал на подножку. Там было больше снега и металла.
      — Спасибо, — сказал старик, когда я снова поднял батон.
      На остановке старик слез, батон упал в снег. Он посмотрел на меня.
      — Спасибо, — сказал он мне.
      Троллейбус кряхтел и стучал днищем. Все сидели спокойные. Я подумал, — не пройтись ли пешком. Улица была безлюдна и поднималась в гору.

Free Real Estate Listings

I'm a paragraph. Click here to add your own text and edit me. It’s easy. Just click “Edit Text” or double click me to add your own content and make changes to the font. Feel free to drag and drop me anywhere you like on your page.

Free Real Estate Listings

I'm a paragraph. Click here to add your own text and edit me. It’s easy. Just click “Edit Text” or double click me to add your own content and make changes to the font. Feel free to drag and drop me anywhere you like on your page.

Она...

Ах, какая  она была молодая красивая!..  Глаза лучистые карие излучали в пространство необъяснимую магию тепла, доброты и доверия к окружающему миру. Обидеть её было невозможно, как  невозможно было обмануть даже случайно... Ангел!..Довоенные годы так и запомнились Раем в этой жизни... Родился сын... Много радости, счастья... Казалось, отныне счастью и удаче нет  предела!.. Война грянула жестко и сурово... Финскую продолжила страшная - Отечественная... Похоронка пришла уже с первой... Молодой, красивый муж пал смертью храбрых в заснеженных лесах у финнов...А ранним июньским утром на мирные города страны посыпались тысячи тонн бомб и снарядов, и тысячи тысяч женщин с детьми начали свою святую миссию по спасению человечества от безумия воинствующих безумцев, самозабвенно уничтожавших прекрасную планету Земля... В теплушках, через всю страну с двухлетним сыном, под беспрерывными бомбёжками, оставив дом и всё нажитое в той счастливой жизни, навстречу - в никуда... Истинно, Бог создал женщину очень красивой, удивительно загадочной и очаровательной...Но невероятно - сильной, духовно крепкой: за своего ребёнка любую преграду преодолеет не дрогнув, включив все резервы... Бог все надежды на спасенье жизни на Земле возложил на них - милых, кротких и любящих. И не ошибся, как не ошибается никогда. Спасают они каждый раз жизнь на планете и каждый раз, на наше счастье,  вся нечисть на земле этого преодолеть не может.   Ave Maria!

Горделивость

Image